Юридическая фирма НБ Консалтинг

+7 (343) 379-79-10
+7 (343) 379-79-11
+7 (343) 379-79-96
Екатеринбург

Четверг, 20 апреля 2017 15:39

Налоговая оттепель?

boykovНиколай Бойков, Управляющий партнерВ последние несколько дней в деловой прессе активно обсуждается тема «налоговой оттепели» в связи с попавшим в руки журналистов «Ведомостей» текстом некоего письма ФНС России, касающегося особенностей проведения налоговых проверок в части выявления необоснованной налоговой выгоды. Как пишут «Ведомости», они ознакомились с копией письма, но что это за письмо, не указывают. Нам удалось разыскать полный его текст. Речь идет о Письме ФНС России от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547 «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды». Чем же вызван ажиотаж в прессе по письму месячной давности?

В письме, направленном в нижестоящие налоговые инспекции, ФНС России разъясняет, каким обстоятельствам, свидетельствующим о получении необоснованной налоговой выгоды, должно быть уделено внимание проверяющих при проведении выездной налоговой проверки.

В частности, ФНС России указывает, что налоговые органы зачастую, не оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с контрагентом, подтвержденной первичными документами, ограничиваются выводами о недостоверности таких документов, основанными только на допросах руководителей контрагентов, заявивших о своей непричастности к деятельности организаций, или на результатах почерковедческих экспертиз.

Действительно, наша практика споров с налоговыми органами показывает, что доначисление налогов по результатам проверки, как правило, основывается на формальных обстоятельствах: счет-фактура подписан не директором контрагента, а неустановленным лицом; в счете-фактуре указан юридический, а не фактический адрес поставщика; а то и вовсе на свидетельских показаниях директора контрагента, который сообщил налоговому органу, что документа этого он не подписывал.

До последнего времени суды в делах об оспаривании решений налоговиков поддерживали их формальную позицию. Это послужило основой формирования порочной практики, когда налоговики вменяли проверяемому налогоплательщику только недоимку по НДС, а про недоимку по налогу на прибыль начисто «забывали». Действительно, в соответствии с Налоговым кодексом, для применения вычета по НДС помимо других условий, требуется наличие выставленного поставщиком счета-фактуры, соответствующего формальным требованиям Налогового кодекса. Подписание счета-фактуры не директором, а иным неустановленным лицом давало налоговикам основания «выкидывать» суммы налоговых вычетов по НДС из декларации без серьезных опасений отмены решения налогового органа судом.

Иначе обстоит дело с налогом на прибыль. К расходам, на сумму которых налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль, Налоговый кодекс относит любые затраты налогоплательщика, связанные с получением прибыли. Казалось бы, если налоговый орган отказывает налогоплательщику в праве на применение налоговых вычетов по какой-либо сделке, понесенные налогоплательщиком расходы должны быть «выкинуты» также и из вычетов по налогу на прибыль. Но здесь встает вопрос о реальности совершенной налогоплательщиком сделки. Что делать, например, с вычетами стоимости приобретенного налогоплательщиком товара, который был впоследствии продан проверяемым лицом, а выручка от его реализации поступила в распоряжение налогоплательщика? Факт приобретения товара ведь налицо, не мог же он достаться налогоплательщику бесплатно.

В этой связи во многих известных нам случаях налоговый орган шел по «легкому» пути, отказывая в вычетах по НДС, и не предъявляя налогоплательщику никаких претензий в отношении налога на прибыль.

В своем письме налоговое ведомство указывает, что об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды свидетельствуют, в первую очередь, доказательства нереальности хозяйственной операции. Подобное указание налогового главка позволяет надеяться, что будущие проверки налогоплательщиков в части выявления необоснованной налоговой выгоды будут менее формальными. В то же время, как мы полагаем, случаи, когда налоговый орган по результатам проверки доначислил только НДС, не предъявив претензий по налогу на прибыль, станут редкими. Количество привлеченных к ответственности налогоплательщиков может уменьшиться, а вот «средний чек» по результатам проверки возрастет.

Какие же стандарты проведения налоговой проверки следуют из рассматриваемого письма ФНС России? На что ориентироваться бизнесу?

Выводы следующие.

1. Налогоплательщик будет признаваться виновным в получении необоснованной налоговой выгоды, если будет доказано, что он умышленно использовал проблемного контрагента (цепочку контрагентов) для получения «липовых» вычетов.

Доказательствами умысла налогоплательщика будут признаваться выявленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности проблемных контрагентов налогоплательщику; обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки, а также доказательства нереальности хозяйственной операции.

2. При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговые органы будут собирать доказательства недобросовестности действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции именно контрагентом налогоплательщика.

Таким образом, налогоплательщику будет вменяться в вину неосторожность в выборе контрагента, если его выбор отличался от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов, если налогоплательщиком не оценивались условия сделки и их коммерческая привлекательность, деловая репутация, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта, а также если налогоплательщиком заключались сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Кроме того, налоговый орган будет доказывать, что, несмотря на реальное поступление товара, выполнение работ, указанные действия совершались не самим проблемным контрагентом, а иными лицами, о чем налогоплательщику должно было быть известно.

3. За действия контрагентов своего контрагента налогоплательщик ответственности не несет. Неисполнение своих налоговых обязанностей контрагентами второго третьего и последующих звеньев, как пишет ФНС России, не может являться самостоятельным доказательством недобросовестности налогоплательщика.

Мы полностью разделяем данный посыл налогового ведомства, поскольку до настоящего времени налоговики выходили с проверкой к первому в цепочке сделок налогоплательщику, который не обладал признаками номинальной структуры, и с которого можно было реально взыскать недоимку и налоговые санкции. При этом явно теневые организации вниманием налоговых органов обходились.

4. Впервые налоговое ведомство четко сформулировало, какие признаки будут, по мнению проверяющих, свидетельствовать о неосторожности при выборе контрагента. К таковым относятся:

  • отсутствие личных контактов руководства налогоплательщика и проблемного контрагента при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров;
  • отсутствие у налогоплательщика документального подтверждения полномочий руководителя компании – контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность;
  • отсутствие у налогоплательщика информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских, производственных или торговых площадей;
  • отсутствие у контрагента рекламы в средствах массовой информации, отсутствие у налогоплательщика в отношении контрагента рекомендаций от партнеров или других лиц;
  • отсутствие у контрагента сайта;
  • отсутствие у налогоплательщика информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ;
  • отсутствие у налогоплательщика информации о наличии у контрагента необходимой лицензии, если сделка заключается в рамках лицензируемой деятельности, а равно – свидетельства о допуске к определённому виду или видам работ, выданного саморегулируемой организацией.

Для выявления указанных выше признаков налоговые органы будут запрашивать у налогоплательщика документы и информацию относительно его действий при осуществлении выбора контрагента: документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента; источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента); результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов; документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.); деловую переписку.

Вот, собственно, и все. В заключении нужно отметить, что налоговое ведомство поручает руководителям инспекций обеспечить неукоснительное исполнение положений рассматриваемого документа всеми налоговыми органами, что позволяет надеяться на появление единых стандартов проведения налоговых проверок в части необоснованной налоговой выгоды.

Что ж, поживем-увидим...

Николай Бойков,
Управляющий партнер

Адрес: 620014, г. Екатеринбург,
ул. Радищева, д. 33, 3 этаж, а/я 398

Тел./факс: +7 (343) 379-79-10,
+7 (343) 379-79-11, +7 (343) 379-79-96
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Право 300

leader button a

Integrated Advisory Group   Member of
IAG International