Юридическая фирма НБ Консалтинг

+7 (343) 379-79-10
+7 (343) 379-79-11
+7 (343) 379-79-96
Екатеринбург

Четверг, 09 апреля 2020 15:14

Влияние COVID-19 на исполнение договоров

force majeure

Распространение коронавирусной инфекции (COVID-2019) повлекло принятие на межгосударственном, федеральном и региональном уровне карантинных мер, которые могут существенно препятствовать исполнению обязательств. В этой связи актуальным становится вопрос о возможности рассмотрения короновируса и карантинных мер:

  • как обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ);
  • как обстоятельств, позволяющих изменить или расторгнуть договор в силу ст. 451 ГК РФ (существенное изменение обстоятельств);
  • как обстоятельств, прекращающих обязательство в виду невозможности исполнения (ст. 416 и 417 ГК РФ).

1. Для оценки обстоятельства в качестве форс-мажора необходимо соблюдение в совокупности 2 (двух) условий:

  • чрезвычайность обстоятельства, т. е. его исключительность, наступление такого обстоятельства не является обычным в конкретных условиях, оно не относится к обычным рискам;
  • непредотвратимость обстоятельства: любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную деятельность, не мог разумно ожидать при заключении договора, либо избежать или преодолеть наступления этого обстоятельства или его последствий.

В пункте 1.3 «Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой РФ обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)» приводится примерный перечень обстоятельств, относящихся к форс-мажору, который в том числе включает массовые заболевания (эпидемии).

В ряде документов госорганов коронавирус уже обозначен как форс-мажор (Письмо Минфина от 19.03.2020 № 24-06-06/21324, Письмо ФАС РФ от 18.03.2020 № ИА/21684/20, Указ Мэра Москвы от 23.03.2020 года № 26-УМ «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ»).

По нашему мнению, более точным будет определять в качестве форс-мажора не cтолько коронавирус, а карантинные меры, которые он повлек, поскольку именно принятые в связи с пандемией ограничительные меры обладают признаком исключительности (с различными эпидемиями мы сталкиваемся не так уж редко).

Важно помнить, что ни сам по себе коронавирус, ни ограничительные меры не будут являться форс-мажором, для признания обстоятельства форс-мажором будут учитываться обстоятельства конкретной сделки, в частности:

1) время и место заключения и исполнения сделки, поскольку от этого зависит соблюдение условия непредотвратимости: так, заключая сделку в декабре 2019 г. с местом исполнения на территории РФ, сторона не могла ожидать массового распространения коронавируса на данной территории.

Однако на сегодняшний день компания, заключающая аналогичную сделку, уже должна осознавать масштабы эпидемии и все ограничения для торгового оборота, которые она влечет, в связи с чем в последующем она уже не может ссылаться на то, что коронавирус – непредотвратимое обстоятельство. Представляется, что при заключении сделок после 11 марта 2020 г. (дата объявления ВОЗ пандемии коронавируса) стороне будет сложно доказать, что она не могла предвидеть невозможность исполнения обязательства.

2) коронавирусная инфекция должна непосредственно повлиять на неисполнение стороной обязательства, а не косвенно: например, недостаточность денежных средств, вызванная снижением доходности бизнеса вследствие коронавируса, будет рассматриваться скорее всего как обычный предпринимательский риск.
Ситуация, при которой поставщик не может поставить оборудование, поскольку на территории страны-производителя товара введено эмбарго на внешние поставки, также вероятнее всего будет рассматриваться как обычный предпринимательский риск, поскольку предполагается, что поставщик мог закупить товар у других лиц и тем самым предотвратить срыв поставки. К таким выводам, в частности пришло Пермское УФАС (подробности дела здесь).

Как форс-мажор указанная ситуация может быть рассмотрена только при подтверждении закупки уникального товара, который не может быть приобретен ни у кого, кроме данного производителя.

Из вышеизложенного следует, что влияние коронавирусной инфекции и карантинных мер на исполнение сделки будут оцениваться судами применительно к каждому конкретному случаю.

В том случае, если все же будет установлено, что лицо ненадлежаще исполнило обязательство вследствие форс-мажора, оно будет освобождено от ответственности за его нарушение, то есть от возмещения убытков, уплаты неустоек, вызванных просрочкой.

При этом, само обязательство по общему правилу сохраняется, его будет необходимо исполнить после окончания действия обстоятельства непреодолимой силы.

При этом, важно отметить, что учитывается поведение стороны после наступления форс-мажора: добросовестная сторона должна предпринять меры для уменьшения ущерба другой стороне, в том числе уведомить о возникновении форс-мажора, предпринять иные меры, свидетельствующие о попытках исполнить обязательство.

С учетом изложенного, мы рекомендуем проанализировать действующее обязательства и при возникновении невозможности/затруднительности их исполнения в связи с распространением коронавирусной инфекции или введением карантинных мер предпринять меры, предусмотренные договором, в том числе письменно уведомить контрагента.

2. Пандемию коронавирусной инфекции и распространение карантинных мер также целесообразно рассмотреть с точки зрения ст. 451 ГК РФ, а именно как существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора.

В данном случае обязательство в целом исполнить возможно, но это более обременительно, чем предполагалось (например, доставка товара займет более продолжительный срок).

При этом заинтересованная в расторжении/изменении договора сторона должна доказать одновременное наличие следующих условий:

1) стороны полагали, что изменения не произойдет, когда заключали договор (т. е. договор должен быть заключен до распространения коронавируса и введения карантинных мер);

2) сторона не могла преодолеть причины изменения, когда они возникли;

3) сторона в значительной степени лишится того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) сторона не несет риск изменения обстоятельств.

Если все вышеуказанные условия соблюдаются в отношении ваших обязательств, вы можете предложить контрагенту расторгнуть договор или изменить его условия (например, сдвинуть сроки исполнения обязательства или заменить товар на аналог).

В случае несогласия контрагента спор может быть передан на рассмотрение суда.

Отдельно отметим, что на сегодняшний день практика по ст. 451 ГК РФ весьма неутешительна, суды практически никогда не изменяют условия обязательства и крайне редко принимают решения о расторжении договора. Вероятно, это связано со сложностью доказывания наличия всех условий, предусмотренных ст. 451 ГК РФ, а также общей установкой законодателя и судов о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства.

3. В некоторых случаях распространение коронавируса и принятие карантинных мер могут прекращать обязательство (а не только освобождать от ответственности как в случае форс-мажора).

Обязательство прекращается в результате невозможности его исполнения, если имеются в совокупности следующие условия:

  • невозможность исполнения вызвана обстоятельством, наступившим после возникновения обязательства;
  • ни одна из сторон не отвечает за наступление такого обстоятельства;
  • невозможность исполнения является постоянной и окончательной: исполнение обязательства в другое время/другом месте невозможно или не представляет интереса для сторон.

Отдельно выделяют юридическую невозможность исполнения обязательства (ст. 417 ГК РФ), т.е. обязательство невозможно исполнить вследствие издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления.
Например, обязательство по реализации туристу туристского продукта (путевки в Италию в апреле 2020 г.) прекращается в связи с невозможность его исполнения: все международные авиаперелеты отменены по решению госорганов, в Италии приостановлена деятельность гостиниц.

При этом, если одна из сторон исполнила обязательства (уплатило аванс за путевку), то она вправе требовать возврата уплаченных средств, руководствуясь нормами о неосновательном обогащении.

Как мы видим, законодательство предлагает несколько вариантов решений проблемных ситуаций, возникших у участника обязательства в связи с пандемией коронавируса. Какой вариант подходит именно вам возможно определить после анализа конкретной ситуации – при необходимости специалисты Юридической фирмы «НБ Консалтинг» помогут вам в этом.

Наталья Карпова

Адрес: 620014, г. Екатеринбург,
ул. Радищева, д. 33, 3 этаж, а/я 398

Тел./факс: +7 (343) 379-79-10,
+7 (343) 379-79-11, +7 (343) 379-79-96
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Право 300

leader button a

Member of
iag global